Местное отделение КПРФ города Краснодара 
Главная » 2019 » Январь » 30 » После нас, непременно, потоп...
22:16
После нас, непременно, потоп...

СЛОВО ПИСАТЕЛЮ. О стихийных мусорных свалках в г. Краснодаре
Каждый из нас приходит в этот мир светлым, чудесным созданием, и наполняет радостью души родителей, пользуясь их безраздельной любовью… Лишь позднее сей славный малыш начнет познавать сам чувства любви, умиления, нежности и дарить ее окружающим. В первую очередь, преподнося ее самым близким – матери, отцу, братьям, сестрам, дедам и бабушкам… Словом своим родным, сродникам, родственникам. Удивительно, как причудливо вплел русский народ, впервые годы жизни маленького человечка общим корнем понятие самой Родины. И тем самым основательно и сразу, с малолетства указал каждому из нас на нашу такую же безраздельную крепкую любовь к ней, нашей родственнице, родительнице… Не важно как мы станем ее далее величать: Родина-мать или Отчизна-отец... Так как земля, на которой ты родился, по которой ступил, где сорвал первый в своей жизни цветок пупавки с желтой сердцевиной и белыми язычковыми лепестками, где впервые увидел лазурь небесного свода и прикоснулся к устам возлюбленной, навсегда будет впаяна в тебя теми понятиями единой земли, рода, народа…
Многие из нас помнят о земле своей, Родине, Отчизне каждым прожитым днем. А потому восхваляют, пишут и поют о НЕЙ, трудятся, и, конечно же, берегут ЕЁ…
Берегут, а это значит, неизменно помнят, что как пришли они в свой срок на Матушку-Землю, как ступили по мягкой землице босыми стопами, так, когда-нибудь должны прийти на нее и их дети, внуки, правнуки… И, чтобы, осталась у них возможность тогда втянуть в себя аромат возвышающегося в центре соцветия желтым пупком белоцвета, и воззрится в глубокие сине-черные ночные небеса, огладить алые, как цвет мака, губы супруги.
Когда-то маркиза Помпадур, желая поддержать своего любовника, французского короля Людовика XV, в связи с неудачным сражением в Семилетней войне, сказала весьма живущую фразу «после нас хоть потоп», указывающую на то, что после их смерти погибай хоть весь свет.
На самом деле страшное выражение, которое напрочь перечеркивает отношения нашего народа к Родине-матери, к самому дорогому, что дается любому человеку при жизни, и что невозможно заменить никакими материальными благами и достижениями. Само выражение «после нас хоть потоп» демонстрирует, на мой взгляд, последнюю стадию эгоизма, когда человек пренебрегает не только интересами общества, но даже и собственного потомства… не важно твой ли это сын или только племянник, вышедший из твоего рода-племени. Когда собственное, ненасытное, материальное "потреблять", "есть", "иметь", напрочь смыкает то духовное, нравственное, которое бережет твою землю, твоих детей, твой народ.
Говоря об эгоизме и материальном, я подразумеваю ни какие-то эфемерные события, я говорю о том, что происходит с нами уже сейчас и тут… Говорю о том, что касается каждого из нас, а в дальнейшем захлестнет, пройдется по последующим поколениям – наших детей, а коль доживут и самих внуков.
Итак, к чему я об этом…
Вот, если немного удалится от улицы Красной, свернуть на Ростовское шоссе и по нему направиться в сторону Ростова-на-Дону, совсем вскоре (и, заметьте, не выходя из черты города Краснодара) мы увидим по правую и левую сторону дачный массив. Хотя если говорить честно, это когда-то он был дачным массивом, а сейчас стал полноценным жилищным холдингом, с множеством дочерних компаний, точнее всяких там садовых товариществ. И в тех дочерних компаниях, где не суть важно, кто и как управляет,  сейчас проживает много людей. Всяких разных людей: приличных и не очень, красивых и так себе, богатых, бедных, семейных, одиноких… Люди живут тут не всегда в "избушках на курьих ножках", они строят полноценные дома, имеют регистрацию и штемпель о том в собственном паспорте.
Люди торопливо или медленно улучшают собственные жилища, огораживают дворы, они трудятся на благо семьи, увеличивая материальное благосостояние, поднимая еще выше заборы из металлического профиля, которые водружают на глубокие цементно-бетонные ленточные фундаменты, протянутые по границе участков.
Словом люди стараются отгородиться…
И делают они это, потому как стоит им только выйти из двора на улицу, свернуть с нее на неширокую тропу (пролегающую обок высокой насыпи железнодорожного полотна), вступить в дубовую аллею (граничащую с Ростовским шоссе), сразу станет понятно выражение «после нас хоть потоп». Хотя я бы сказала по-другому «после нам, несомненно, потоп». И потоп тот будет мусорный…
Ибо так угадить столь прекрасное место, не важно, улица ли это возле твоего участка, тропинка, по которой ты ежедневно ходишь на работу, на автобус, в магазин, или дубовая аллея, определенно мог только человек.
Венец творения, как принято говорить в христианских писаниях, тем указывая на человека, как особое творение, которое бог создал в последний творческий свой день. Впрочем, глядя на то, как сейчас люди с легкостью и мгновенной быстротой захламили первое творение бога землю, складывается впечатление, что либо человек пытается сделать землю «безвидной и пустой», либо и впрямь после нас, хотя б и мусорный потоп.
Толкуя о дубовой аллее, растянувшейся вдоль Ростовского шоссе, ты неизменно будешь испытывать двойственные чувства, так как сейчас в ней грязно и богомерзко. Хотя, с другой стороны, деревья, как и небольшая полоса травной растительности, с марта по ноябрь наполняют это место жизнью, все еще обитающих в них птиц, насекомых и даже белок. Высокие дубы, с внушительными стволами покрытые темно-серой корой, которую испещрили многочисленные морщинки, кажется, поставлены на стражу человеческого благополучия, и даруют нам лишь духовную радость. Редкие кроны тех деревьев, вскинувших вверх свои не столь мощные ветви, легонечко покачивают зеленой листвой, и, летними днями создают внутри сей длинной аллеи прохладу и тень.
Их когда-то посадили тут наши отцы, на радость и для улучшения экологии, ибо дубы поглощают вредные вещества из воздуха и выделяют большое количество кислорода. Потому по дубовой просади все еще приятно прогуляться, теперь уже в течение всего года до ближайшего магазина, с весны до осени проехать на велосипеде или просто постоять…Вскинув голову вверх, дабы насладиться движением лопастных листочков деревьев, собственными кронами сомкнувших небосвод.
Когда дубы сажали, растили, холили наши отцы, и, земля в аллее была чистой, и за редкость можно было встретить там бумажку или бутылку. Супротив сегодняшнего дня. Когда выражение «после нас, непременно, потоп» и то не может выразить всей сути там происходящего.
Если сейчас пройдешься по алее, толком и не сумеешь насчитать количество самовозникших куч мусора, да полномасштабных свалок…
Ибо бутылки, ветошь, бумага, пластик, бытовой и строительный хлам там встречается чаще, чем трава и цветы, чем, кажется, и сама земля. И в просади лишь редкостью можно приметить бессорные места, где все еще чиста почва и шелковисты по весне травы поднимающиеся на ней. И это несмотря на то, что лишь на промежутке 10-11 км стоят две обслуживаемые площадки с контейнерами для мусора.
Всякий раз, когда я иду по дубовой аллее, мне хочется выяснить, кто должен следить за чистотой на данном участке нашей Земли. Администрация города или кто иной… Ибо спросить или попросить о том проживающих в садовых товариществах людей не стоит. Уж вы мне поверьте.
Так как живущие в них люди превратили и превращают сами улицы в дачных массивах и прилежащие к железнодорожной насыпи на 10 км Ростовского шоссе тропинку (по одну сторону) и дорогу (по другую) в свалку, на которую они не столько привозят, сколько приносят, или, проще говоря, на ней оставляют (не донося до обслуживаемой площадки с контейнерами для мусора) отходы жизнедеятельности.
Потому вдоль насыпи железной дороги ходить (даже летом, когда поднимается трава) можно лишь с закрытыми глазами, прикрывая нос ладонью, а лучше надевать противогаз и комбинезон химической защиты. Здесь мусорная тема приобретает понятие бесконечного вала, и чего только тут не увидишь: полные мешки мусора, пластиковые и стеклянные бутылки, осколки стекла, бумаги, остатки еды, личной гигиены, полиэтиленовые мешки, использованные шприцы, остатки мебели, сантехники, строительный мусор, рвань оставшаяся от одежды, останки некогда чего-то цельного: железа, резины, бетона, кирпича, шифера, экскременты людей, животных… Но и даже до конца не закопанные под соседским забором домашние питомцы.

Ощущение того, что людям приятно ходить по этой свалке возникает у меня каждый раз, когда я тут иду сама.
Ощущение того, что те, кто прячутся за забором, пожалуй, заметят подымающуюся насыпь хлама лишь, когда она начнет ссыпаться им в огороды, возникает у меня каждый раз, когда я тут иду сама.
Ощущение, что люди потеряли и саму душу, совесть, потому им безразлично, что происходит в шаге от их дома, что мусор они подкидывают к собственным соседям под забор, и тем самым создают горы хлама, нечистоты, не проходящую вонь, с особой болью преследуют меня каждый раз, когда я тут иду сама.
Обладая каким-то непонятным, чудовищным миропониманием люди, оставляют за собой право, передать кому-нибудь свой недонесенный мусор или подарить его… как-то вот так…
А может человек, таким образом, проявил удивительное уважение к земле, Родине, Отчизне, которая начинается сперва с края, города в котором родился, живешь, кой величаешь малой родиной… Или к собственным соседям… Не бросив на землю свой хлам, нечистоты, грязь, а пристроив его на ветку дерева.
Ну, я еще могу понять, почему не убираются в дубовой аллее. Сравнительно далеко до Ростовского шоссе и также удаленно до края ближайших домов.

И, видимо, до сих пор не ясно, чья та территория, а без того она никому не нужна. Хотя по ней продолжают ходить люди, дети, животные… А в ветвях деревьев все еще живут птицы, насекомые, и даже белки.
Но вот почему жители дачного массива не могут всего только убраться возле своего дома, не могу понять…
Почему не могут донести до мусорного контейнера пристроенный на ветку дерева, бережливо связанный пакетик с собственными отходами…
Я не могу понять, почему людям мало захламить улицы возле собственного участка, но и неширокую тропу, пролегающую обок высокой насыпи железнодорожного полотна, по которой они каждый раз ходят на работу, на автобус, в магазин…
Я не могу понять, почему такие люди теперь вылезают со своим душевным, материальным хламом и на само железнодорожное полотно, уничтожая и тот досель единственно чистый проход….
.Определенно, потому как он думают, что «после них хоть потоп», пусть даже мусорный…
Я не могу передать вам, наблюдаемую мной надвигающуюся на нашу кубанскую землю экологическую трагедию, ее надо увидеть самому… Ее надо почувствовать, ощутить…
Надо пройтись по дубовой аллее Ростовского шоссе, свернуть на 10 км на железнодорожное полотно, ступить на сами улицы
И если раньше я… и подобные мне соседи, все еще как-то справлялись с этой опустошающей бедой свалки. Так как было достаточным убраться три-четыре раза в год возле своего двора и по обе стороны от участка… То сейчас…
Люди словно обезумели!
Словно потоп будет уже завтра и им стало безразлично, где они ходят, почему ступают, что едят и пьют…
Словно они забыли наставления своих предков, осознание того, что вопреки времени земля остается родимой нам матушкой, остается она живой, думающей. А потому многочисленные деревца, кусты, травы, заменяют ей длинные волосы. А каменные горы являются ее костями, мощные корни деревьев – сосудами, воды рек - кровью. В понимании наших предков, Земля была богиней, живой, любящей, красивой, коя умела цвести и петь в теплые денечки, грустить и стенать в студеную пору, которая всегда старалась помочь человеку (ее сынку или дочурке), бескорыстно делясь с ним своей сутью.
Всегда делилась Матушка-Земля своей сутью…
И, видимо, в собственной черствой сути, человек сейчас позабыв наставления родителей, сродников, предков принялся жить лишь по выражению любовницы короля Людовика XV, маркизы Помпадур « после нас хоть потоп»…
Хотя сейчас точнее будет сказать «после нас, непременно, потоп»…
Напрочь, забывая, что наши предки сберегли, сохранили землю в ее величие, красоте, чистоте для нас… Определенно, чтобы мы ее с той же бережливостью и любовью передали последующим поколениями, а вовсе не для того, чтобы захламили нечистотами, и в первую очередь, собственной души.
Впрочем, я все еще верю! Верю, что все поколь в наших с вами руках. Каждого из нас…Не только тех, кто управляет нами в администрациях Прикубанского округа, города Краснодара, но и тех, людей, границы участков которых выходят к насыпи железнодорожного полотна или дубовой аллеи. В руках тех, которые утром, бережливо связанный пакетик с отходами, все же донесут до мусорных контейнеров.
И зиждется та моя вера всего только в том, пожелают люди жить в грязи или чистоте, оставить нашим детям ту землю, кою хранили и берегли для нас наши предки, или выстлать ее насыпью мусора вваливающегося в наши огороды, вползающие своим чадным языком в наши дома. Когда наши с вами внуки, вогнав в поверхность грунта лопату, вместо темно-коричневого жирного чернозема, привычного для Кубани, всего лишь перевернут слипшийся пласт мусора, перемешавшего в себе пластиковые мешки и бутылки, осколки стекла, бумаги, остатки еды, личной гигиены, полиэтиленовые пакеты, использованные шприцы, остатки мебели, сантехники, строительный мусор, рвань одежды, останки некогда чего-то цельного: железа, резины, бетона, кирпича, шифера, экскременты людей, животных… И тем, явственно нас проклянут!

г. Краснодар, ноябрь – январь 2018-2019г.г.
 

Елена Александровна Асеева,
краснодарский писатель,
член МОО Союза писателей России,
член ЮРТО «Серебро Слов»

 

 

Просмотров: 274 | Добавил: SV-Cher-K | Теги: мусорные свалки, Прикубанский округ, Елена Асеева, Краснодар
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
В советское время большую роль в поддержании чистоты в общественных местах играл институт общественных инспекторов. Специально обученные и наиболее ответственные граждане - общественные санитарные инспекторы, были прикреплены к жилым кварталам. Они требовали от населения содержания в чистоте территории дворов домов, а также мест размещения мусоросборников, своевременного удаления мусора, мытья и правил дезинфекции мусоросборников и т.д. http://www.krdkprf.ru/ASEEVA2/s1200.jpg
Общественные санитарные инспекторы вместе с домовыми, квартальными, уличными комитетами должны были использовать самодеятельность населения и привлекать его к озеленению, благоустройству дворов, улиц, площадей, скверов и парков, а также к содержанию их в надлежащем порядке.
В случае необходимости общественные санитарные инспекторы помогали работникам санитарно-эпидемиологических служб в принятии соответствующих мер воздействия к нерадивым работникам ЖЭК, ЖКО и жильцам, а также доводили до сведения партийных и профсоюзных организаций (по месту работы виновных) о нарушениях санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил с целью принятия по отношению к ним мер общественного воздействия .
И результат был…
avatar